Инструменты пользователя

Инструменты сайта


люди:крюкова_аграфена_матвеевна

Крюкова Аграфена Матвеевна

Крюкова Аграфена Матвеевна 1)

Крю́кова Аграфена Матвеевна – известнейшая русская сказительница. Она родилась в Чаваньге в 1854 (по некоторым данным, в 1855) году. И в 1872 году была против воли выдана замуж на Зимний берег. Там в 1899 и в 1901 годах Алексей Владимирович Марков записал от нее 62 ста́рины, из которых 53 она выучила еще на Терском берегу, в Чаваньге. В своем сборнике 2) он пишет про нее так:

Аграфена Матвеевна Крюкова, замужняя женщина 45-ти лет, родом с Терского берега. Ее дед по матери Стрелков из села Тетрино переселился в село Стрельницу, когда еще она состояла только из 3 дворов. Здесь он в течение 14-ти лет даром служил при церкви сторожем и старостой. Будучи сам грамотным, он учил читать и писать своих детей -– двух сыновей и трех дочерей; грамотность передавалась из рода в род: по словам Крюковой, один из ее двоюродных братьев так любил читать, что даже песни и старины пел по какой-то рукописной книжке. Но ее матери некогда было хорошо научиться грамоте, потому что ей, как старшей из дочерей, пришлось с 14-15 лет принять на себя все домашнее хозяйство. Замуж она была взята за Кожина в село Чаваньгу, куда переехал также ее брат Ефим. Здесь-то родилась и выросла Аграфена; здесь же еще в детстве она выучила бо́льшую часть своих старин, главным образом от матери и дяди, а также от соседей и подруг. Когда она была девочкой (лет 9-ти), ей стоило один раз прослушать старину, -– и она уже запоминала ее на всю жизнь; до сих пор она поет старины, которые переняла от стариков и старух, умерших лет 30 тому назад. Ее замечательная память не была ослаблена грамотностью, потому что ей негде было научиться читать и писать: мать ее сама еле-еле разбирала церковное письмо, а отец вовсе был неграмотный. Теперь она очень жалеет о том, что не знает грамоты. На зимний берег она попала таким образом: когда ей было 18 лет, буря занесла в Чаваньгу партию золотицких крестьян, выехавших на весенний промысел за морскими зверями (в феврале и марте); там промышленники провели всю весну. Один из них, Сергей Васильевич Крюков посватался за Аграфену Матвеевну, которая в то время, как говорят, была очень красива. Ей не хотелось идти за него замуж, и она попросила родителей не выдавать ее на чужую сторону, со слезами валяясь у них в ногах. Но они выдали ее насильно, так как слышали о женихе похвальные отзывы. По словам А. И. Васильевой товарищи стали перед ними нахваливать Семена, «что он – мужик хороший, что он – мужик проворный, а из него ничего не оказалось». Тяжело было молодой женщине в большой семье ее свекра Василия Леонтовича, который тогда жил в одно доме со своим братом Гаврилой; особенно много она терпела от двух своих золовок, старых девиц, и не раз со слезами она мне жаловалась, что от них ей приходилось даже получать побои. После выхода замуж она только один раз была на родине, а теперь ее и не тянет туда, потому что ее родители, любимый дядя Ефим и бо́льшая часть других родственников уже умерли. В Золотице она обогатила и без того обширный репертуар своих старин, перенявши много старин у своего свекра, теперь уже покойного, а также несколько -– у других лиц. Феноменальная память обнаруживалась, между прочим, в том, что она поправляла мелкие ошибки в своих старинах, пропетых днем раньше: она помнила, как спела название какого-нибудь города или реки, когда встречалось что-нибудь оригинальное, например, эпитет: кипарисовое седло, отчество Алеши: Леонтович, – она обыкновенно упоминала, в каких старинах встречаются эти особенности.

К содержанию старин она относится с больши́м доверием, и только некоторые невероятные частности позволяет себе называть «вракой»; вместе с тем пение старин (как и стихов) она считает весьма похвальным делом, и чаще всего поет их в Рождественский пост; перед тем, как «сказывать» старину, она заранее ее обдумывает, боясь, как бы не соврать, потомучто, по ее словам, «убавишь или прибавишь (в содержании, а не в складе старин), – таковые прокляты; а стихи-то (т.е. если неверно споешь духовный стих) -– паче». Большей частью она поет старины своим детям, которых у нее было 9 человек; но четверо умерло, и теперь осталось две девушки, девочка 9-ти лет и 2 мальчика; обе взрослые дочери переняли у нее некоторые старины.

А. М. Крюкова во время записи былин А.Марковым 3)

При народе же она не любит петь и потому не пользуется славой хорошей сказительницы; в селе многие удивлялись, когда узнали, что она пропела мне 60 старин: благодаря ее кроткому нраву, сосредоточенному характеру и некоторой замкнутости ее считали «простоватою».

Она отличается особенною религиозностью, которая перешла к ней от матери, простаивавшей, как она говорила, целые ночи на молитве, и еще более развивалась после замужества под влиянием тяжелой жизни. Эта сторона ее характера отчасти отражается и в ее старинах: действующие в них лица часто молятся, служат молебны и панихиды. Направление религиозности у нее, как и вообще у северного крестьянства, отличается приверженностью к старине и отвращением ко всяким переменам и нововведениям, так что по духу она – совершенная староверка. В ее исторических песнях и рассказах нетрудно уловить ненависть к патриарху Никону, Алексею Михайловичу и отчасти к Петру I. Когда на ее вопрос, признает ли русская церковь Никона святым, я отвечал отрицательно, она с радостью стала говорить об этом всем домашним. Она убеждена, что в последний раз на земле священник отслужит обедню по-старому, и тогда уже будет конец мира. С особенным удовольствием рассказывала она благочестивую сказку о том, как один богач не хотел помочь своему бедному брату и как св. Николай, явившись к ним, одного наставил на путь истины, а другого наградил. Великим постом и вечером накануне праздников она любит петь духовные стихи; я у нее записал 11 стихов, которые она выучила у матери, дяди Ефима, тетки Матрены Киприановны, свекра и соседки арии Ларионовны. Кроме старин и стихов, она знает несколько сказок, например, об Иване Гостинове (мотив Василисы Премудрой, дочери морского царя),о Лазоре Лазоревиче, о том, как солдат спас Петра I от разбойников; знает также причитания невесты на свадьбе и множество песен, как свадебных, так и не обрядовых. Нужно заметить, что она строго отличает от старин исторические песни XVIII и XIX вв., которых она знает несколько <…>. После выхода замуж Аграфена Матвеевна почти перестала петь песни, кроме величальных, которые она поет на свадьбах. Старины она поет довольно слабым, но приятным голосом, не демонтирует и хорошо выдерживает размер стиха. Она говорила, что каждая старина поется на свой голос; но мне она большинство старин пела одним и те же протяжным напевом, чтобы удобнее было записывать, и только для немногих старин, например о Кострюке, о вдове, ее дочери и сыновьях-корабельщиках, она употребляла особенный голос. Из былинных героев она никогда не слыхала имен Ставра, Вольги и Микулы; не знает она также старин о битве Добрыни с Дунаем, о Камском побоище.

Хотя она уже 27 лет живет в Золотице, но в говоре ее заметно довольно много особенностей.

Аграфена Матвеевна – родственница некоторых других чаваньгских сказителей. Таких, как Кожина Иринья Андреевна и ее сын Кожин Михаил Михайлович. Также известна как сказительница дочь Аграфены Матвеевны Марфа


Родословная Аграфены Матвеевны Крюковой

Родословная Аграфены Матвеевны Крюковой (Кожиной) 4)
1) , 3) фото из журнала «Терский родословец» (Биттенбиндер О., Терский родословец: выпуск 1, Умба, 2015.-72с.)
2) Беломорские старины и духовные стихи: Собрание А. В. Марков. – Спб.: инд-во ДБ, 2002.
4) фото из журнала «Терский родословец» (Биттенбиндер О., Терский родословец: выпуск 1, Умба, 2015.-74с.)
люди/крюкова_аграфена_матвеевна.txt · Последние изменения: 2016/08/10 22:23 (внешнее изменение)